середа, 1 травня 2019 р.

Судьбы идентичности в украинском православии

То, что православное христианство в Украине неоднородно – секрет Полишинеля. Но часто забывают, что это не просто различие разных юрисдикций. Прежде всего, это различие идентичностей. Понять, какова идентичность православного христианина – значит ответить, почему он выбирает именно эту юрисдикцию. Каковы базовые ценности человека, который выбирает Церковь? Если мы это понимаем, мы можем предсказать, какова будет динамика переходов людей между юрисдикциями и как на это повлиять.

Идентичность православных христиан в Украине можно слегка упрощенно распределить по четырем полярным точкам или кругам. Это четыре базовые составляющие: «православный», «украинский», «русский», «канонический». Идентичность составляются из сочетания этих базовых основных полюсов. Разные комбинации этих 4-х ключевых слов формируют разные идентичности и разные стратегии поведения в церковной политике.



1.  «украинский» + «православный»:  для них самое важное это принадлежать не просто к православной, но и к украинской церкви. Часто для них быть «украинским»  важнее, чем «быть православным».
Именно носители такой идентичности уже ранеее выбрали пребывание в УПЦ КП или других «неканонических» православных юрисдикциях. Для них Традиция украинской, «Киевской» церкви, «Володимирового хрещення», с ее эстетикой, с старой-доброй мифологией казаческой эпохи, для них весьма дорога.

Поэтому они будут держаться «украинской» церкви даже ценой ее изоляции. Единственное, что может заставить их отступить – это просто полное уничтожение украинской церкви, когда «православному» началу некуда будет физически реализовываться.

2. «православный» + «русский»:.очень похожи на первых, но с другой стороны. Для них «быть русским», «Святая Триединая Русь», «Золотое Кольцо», традиция «Руси» в ее «россиецентричном» изложении важнее, чем все остальное. «Русский» значит «православный» для них значит «православный значит русский». Это может доходить аж до отрицания православности в угоду «русскости»: «не-русский» скорее всего «не-православный».

Очевидно, что носители такой идентичности составляют ядро РПЦ, особенно в Украине: они никогда не перейти в «украинскую» церковь.  Они также составляют основную массу русских православных старообрядцев, членов ИПЦ и РПЦЗ, которые противостоят «советской сергианской церкви».

3. «православный» + «канонический»: для таковых очень важно «быть каноническим» слишком важно. Под «каноничностью» они понимают «единство со Вселенской Единой, Святой, Соборной и Апостольской Церковью». Общение со Вселенской Церковью для них  - существенная часть идентичности. Таковая идентичность до Томоса была полностью монополизирована РПЦ в Украине. Предоставление Томоса привело к падению монополии и созданию конкурентного пространства между ПЦУ и УПЦ (МП) (или РПЦвУ). Начался процесс распада этого сочетания на две группы:

3.1. «православный» + «канонический» + «русский»: для них «каноничность» означает прежде всего «традиционное каноническое единство Русской Церкви» – при этом под «каноничностью» они обычно понимают тождество «канонический = русский православный», РПЦ и есть канонической по определению. Для них весь образно-смысловой простор РПЦ един и однаково родной. «Как мы будем считать Дивеев чужим?!».

Они не будут в РПЦ любой ценой – т.е. они не уйдут в старообрядчество, но они будут верны РПЦ, и это единство с ней может поколебать только ее официальный раскол со Вселенским православием. Впрочем, пропаганда легко объяснить, что это Фанар ушел в раскол… Они не уйдут из МП, «пусть даже камни с неба».

3.2. «украинский + православный + канонический»: их описание очевидно. Именно они  до 2019 года оставались в УПЦ (МП). Именно для них Томос и автокефалия – это шанс, это дар свободы выбора. Именно они составляют, по разным подсчетам, от 20 до 30, а возможно и до 50 % прихожан УПЦ (МП). Поэтому РПЦ старается всячески обесценить Томос и автокефалию – ссылаясь то на Филарета, то на внутренние споры внутри ПЦУ. Но после 6 января им это будет все тяжелее делать – тяжело доказывать неканоничность церкви, признанной Вселенским патриахом.

Первые переходы показали, что это за часть. Это основная часть православных интеллектуалов и богословов – «Дух и литера», Открытый православный университет, и т.п. Но также – это и многие простые украинцы. Именно они апеллировали ко Вселенскому патриарху, именно для них Томос – шанс и дело православной веры. Именно они будут за ПЦУ до конца.


Все эти комбинации не просто логико-рациональные модели. За ними стоят целые ансамбли эмоциональных, эстетических, даже мистических и религиозных образов, ассоциаций, переживаний. Это – очень глубокие, тонкие, интимные феномены сознания и даже бессознательного. Многие из них могут быть противны носителям другой идентичности. Их обоснованность можно и иногда нужно критиковать с позиции логики и фактов, исторического, богословского, философского и политического обоснования. Но, если вчувствоваться во внутренний мир носителя конкретной идентичности, нельзя отказать никому из них в определенной красоте, глубине и даже некой изящности духа, явленного в этих феноменах.

Немає коментарів:

Дописати коментар